AЗЕРБАЙДЖАНСКОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ
ИНФОРМАЦИОННОЕ AГЕНТСТВО

A
A
A
Настройки

Хашим Мастур: история феномена завершилась слишком рано

Баку, 25 июня, Ниджат Мамедов, АЗЕРТАДЖ
Не существует более очевидных признаков того, что пришла пора финансовых трудностей, когда клуб, привыкший быть в числе лидеров на финише сезона, решает бросить взор на собственных воспитанников для поиска новых игроков. Для топ-клубов реальность такова: неважно, какую сумму они тратят на свою академию, лишь в крайних случаях они идут на риск, дабы сделать ставку на выходцев из «молодежки».
Как сообщает АЗЕРТАДЖ, вариантов для подобных действий два. Или наличие исключительного таланта, или, как уже упоминалось выше, неспособность клуба избавиться от неминуемых проблем.
Иногда подобная практика работает. Недавние возрождения дортмундской «Боруссии» и «Монако» во многом произошли благодаря тем, кого клубы нашли на своем заднем дворе. Тем, кто ярко сиял, когда получал возможность. В других же подобных случаях этот вариант работал гораздо хуже.
Причина этому довольно проста. Ведь одного наличия талантов недостаточно, важно учитывать и другие факторы. Очень важны снижения ожиданий и терпение, так как они помогают ослабить давление, когда череда ошибок приводит к слабым результатам. Также ключевое значение играют правильный выбор тренера и поддержка боссов.
Все эти элементы отсутствовали, когда ситуация в «Милане» вынудила создать клуб в формате эконом-варианта. Болельщики полагали, что клуб будет инвестировать и дальше, реагируя на неудачи. Тренер продолжали меняться. Существовала среда, «сжигавшая» молодого спортсмена, и не имевшая духовного будущего.
Лишь Джанлуиджи Доннарумма сумел преуспеть, хотя на команду обрушивался шквал критики. Всего за несколько недель он превратился из участника непонятной игры, которую вел Синиша Михайлович, в будущего голкипера сборной Италии. В кого-то достаточно способного, чтобы стать приемником Джиджи Буффона на национальном посту № 1.
Другие истории оказались менее радостными.
Когда «Милан» потратил, по слухам, 500 тысяч евро (некоторые источники называли цифру в один миллион), чтобы взять 14-летнего нападающего Хашима Мастура из «Реджаны», они заполучили одного из самых талантливых игроков мира. Кроме того, был добавлен бонус за то, что они перехватили его у соседей из «Интера», за который он уже выступал в серии товарищеских матчей, но не мог присоединиться из-за международных правил в силу юного возраста.
Спустя несколько месяцев после приезда в Милан Мастур стал своего рода интернет-сенсацией. Во время интервью Sky Italia он стал жонглировать мячом для настольного тенниса и вишней, создав тем самым «вирусный» хит. Немногим позже Red Bull отправил его на схватку с Неймаром по жонглированию мячом. Это еще больше укрепило репутацию Мастура.
Среди подобных вещей был настоящий футбол на поле. Неудивительно, что Мастур блестяще выступал за молодежные команды «Милана» - в тех случаях, когда он играл, то подчеркивал свои неординарные навыки, позволявшие в одиночку обыгрывать всю оборону соперника.
Италия, в которой он родился, пригласила его выступать за сборную (U-16), и он шесть раз надевал футболку «Скуадры адзурры». Но затем вмешалась сборная Марокко, в этой стране родились его родители, не желавшая упускать таланта. Выпустив его в концовке победного поединка с Ливией (1:0), марокканцы сделали Мастура самым молодым в истории мирового футбола игроком, когда-либо игравшим за национальные сборные – в день матча ему было 16 лет и 363 дня.
Его движение по иерархической лестнице в «Милане» было еще более впечатляющим. В 15 лет, после того, как «россонери» оказалась в глубоком кризисе, из-за чего Массимилиано Аллегри сменил Кларенс Зеедорф, он был повышен до главной команды.
Но это было явно ненормальное продвижение. После того как ему вручили футболку с 98-м номером, он позавтракал с боссом клуба Адриано Галлиани и Зеедорфом, а затем его отвели в раздевалку, где одарили бурными аплодисментами одноклубников. То странное утро он завершил тренировкой с первой командой под прицелом камер Milan TV. Естественно, он также забил гол.
Все ждали его дебют за «Милан» - в последнем туре сезона-2013/14 он должен был выйти на поле в поединке против «Сассуоло», что превратило бы его в пятого среди самых молодых игроков, когда-либо игравших за «россонери».
Его также много хвалили. Тогда тренировавший «Милан» (U-17) Омар Данези говорил, что «у Хашима невозможно забрать мяч. Он может двигаться с бешенной скоростью. В этом году он сильно вырос, особенно в работе с командой».
Эти слова были широко распространены, а вот другая фраза Данези осталась, по сути, без внимания. «Он очень молод, и есть много возможностей для совершенствования. Учитывая талант, который он имеет, он может играть на «Сан-Сиро». Но он очень молод, и ему нужно позволить спокойно расти», - подытожил тренер.
Были и другие предостерегающие высказывания. Например, журналист Андреа Скьянки в своей колонке в La Gazzetta dello Sport заметил, что «итальянский футбол – специалист по созданию феноменов. Он их запускает в жизнь, а потом забывает в провинциальной гардеробной».
Мастур так никогда и не сыграл в красно-черной футболке. Скоро Зеедорф ушел, и хотя его преемники Кристиан Брокки и Пиппо Индзаги держали Хашима на скамейке запасных, ближе всего к появлению на поле он был во время предсезонки.
Этот период замершей реальности завершился следующим летом, когда «Малага» пришла за юношей. Опять же в этом интересе было минимум честности и правды. Во-первых, это было пожелание богатого катарского бизнесмена Абдуллы Аль Тани, только что купившего клуб. Но, будучи несовершеннолетним, Мастур не мог переходить из клуба в клуб. Специальная просьба на тему трансфера была оправлена ФИФА, но летом 2015 года в связи с отставкой Зеппа Блаттера организация находилась в хаосе, для решения вопроса понадобилось куда больше времени, чем обычно.
В конце концов, все было улажено: Мастур переехал в Испанию на правах аренды на два года. Его карьера была готова к старту. По крайней мере, складывалось такое впечатление. Пяти минут против «Бетиса» было явно недостаточно, чтобы продемонстрировать весь талант, тем не менее, состоялся профессиональный дебют. Эта игра так и осталась единственной для Хашима в том сезоне.
И хотя наставник «Малаги» Хави Гарсия характеризовал его «демонстрирующим признаки, чтобы стать многообещающим игроком», он явно не входил в планы тренера. Да и Хашим не очень усердно тренировался, дабы изменить мнение Гарсии. Он смог записать в свой актив всего лишь несколько матчей за вторую команду клуба – «Атлетико Малагуэно».
Очевидно, эти показатели были далеки от ожидаемых, летом его аренда была аннулирована и он вернулся в «Милан». Ходили слухи, что им интересовался «Палермо», но они не подтвердились, и перед началом нового сезона он отправился в «Зволле».
На первый взгляд, он обрел идеальное для себя место. У голландского клуба были проблемы с амбициями, поэтому на Мастура не оказывалось большого давления. Казалось, что именно здесь он будет учиться и развивать свой талант. За исключением появления в стартовом составе на матч против «Херенвена», он ограничивался только выходами на замены в матчах, где уже все было решено.
В детстве Мастур демонстрировал невероятную способность вести игру не только за счет технических навыков, но и за счет ее «чтения». Все это бесследно исчезло на взрослом уровне. В этой среде одних навыков было мало, требовались физические силы, которых Мастуру не доставало.
Или как отмечал тренер «Зволле», «он может делать прекрасные вещи с мячом, но его игре нужно больше глубины».
И вот летом 2017 года, когда его старый приятель Неймар перешел в ПСЖ за рекордную сумму, Мастур оказался на распутье. Поговаривали, что «Милан» намерен аннулировать его контракт, он также мог выбрать вариант пребывания в запасе.
Он отправился в Грецию. За «Ламию» он провел шесть матчей. В дебютном (против «Панетоликоса») он вышел на поле за 30 минут до финального свистка, а на 99-й минуте не смог реализовать пенальти (его удар парировал Димитрис Кириакидис). В результате таинственного отъезда из расположения клуба в марте нынешнего года Хашим стал свободным агентом.
«Он – наше будущее», - так говорил Адриано Галлиани, когда Хашима повысили до первой команды. Сейчас ни у кого нет мыслей высказывать что-то подобное, и уж тем более рассуждать о будущем Хашима в «Милане».
Пожалуй, наиболее красноречиво охарактеризовал ситуацию бывший глава молодежного скаутского сектора Мауро Бьянкесси. «Мастур – самый сильный игрок, который когда-либо встречался мне. Но если качество не поддерживается желанием упорно работать и соблюдать правила, то высок риск неудачи».
Мастуру все еще 21 год, и время пока на его стороне. Тем не менее, риск неудачи огромный. И ответственность за ситуацию лежит не только на игроке, но и на тех, кто возвеличил футболиста и не поддержал его в момент, когда взрослый футбол отпустил звонкий пинок.

Спорт 2019-06-25 16:46:00